Круглый стол. Наблюдение, наказание, просвещение - главное оружие в борьбе за жизнь и здоровье детей


На прошлой неделе в Иркутской области вступил в силу закон «Об отдельных мерах по защите детей от факторов, негативно влияющих на их физическое, интеллектуальное, психическое, духовное и нравственное развитие», который в народе окрестили законом «о комендантском часе».

Однако это – лишь один из инструментов, способных решить проблему безопасности детей. 23 марта наша газета совместно со Следственным управлением при прокуратуре РФ по Иркутской области провела заседание круглого стола по данной проблематике. Среди его участников были представители Законодательного Собрания региона, милиции, общественных организаций.

Цифры – судьбы

Объективности ради стоит отметить, что с каждым годом число тяжких и особо тяжких преступлений в Иркутской области уменьшается. Об этом сейчас идет речь во всех отчетах органов внутренних дел. В информации, которую представила начальник ОДН ГУВД по Иркутской области Людмила Храменкова, говорилось и о том, что не только взрослые, но и подростки реже теперь совершают тяжкие преступные деяния. Так, доля участия несовершеннолетних в общем массиве преступлений в 2009 году составила чуть более 5%, в то время как в 2005 году эта цифра была в два раза больше. Однако треть от числа всех противоправных действий по-прежнему составляют убийства и нанесение тяжких телесных повреждений. В прошлом году подростки совершили 35 убийств, причем в 80% случаев юные душегубы имели начальное и неполное среднее образование, больше половины из них на момент преступления были пьяны. Что же касается преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних, то эти данные из года в год практически не меняются и колеблются в районе отметки в две тысячи.

– Растет число фактов жестокого обращения с детьми со стороны родителей. Это палка о двух концах. Выявление все большего числа таких случаев связано с активностью всех участников системы профилактики, которые информируют, в том числе правоохранительные органы, о таких фактах, – отметила Людмила Храменкова. – Мы совместно с министерством здравоохранения проводим ежемесячный мониторинг, обмениваемся информацией и по каждому случаю проводим проверки.

Расследования всех тяжких преступлений, совершенных несовершеннолетними или направленных против них, находится в ведении Следственного комитета при прокуратуре. Всего в России, по данным этого ведомства, за последние десять лет общее число преступлений, связанных с жестоким обращением с детьми, возросло в четыре раза.

Все чаще выявляются и случаи сексуального насилия. По словам руководителя отдела СУ СКП РФ по Иркутской области Натальи Алексеевой, только в этом году следователями Следственного управления возбуждены и расследуются уголовные дела о десяти преступлениях сексуального характера в отношении малолетних:

– Не могу сказать, что в этом году мы наблюдаем всплеск насилия в отношении детей. К сожалению, такие беды в Иркутской области происходят каждый год. Но любая статистика – это цифры, за которыми остаются искалеченные души и судьбы детей, горе родителей, близких. Хотелось бы, не нагнетая обстановку, проанализировать произошедшее, поговорить о том, как мы можем обезопасить жизнь и здоровье детей.

Дети не должны оставаться одни

Наталья Алексеева напомнила о двух фактах педофилии со смертельным исходом, ставших предметом расследования правоохранительными органами. В Тулуне второклассница погибла от рук незнакомого подростка, который сначала пытался украсть у нее телефон. Сопротивление жертвы только прибавило ему злого азарта. В Зиминском районе над школьницей надругался сосед, пригласив ее под каким-то предлогом к себе в гости.

– Эти случаи свидетельствуют о том, что детей в возрасте до 12 лет не нужно оставлять без присмотра. Их необходимо обучить избегать безлюдных мест, особенно в вечернее время; не разговаривать с незнакомыми и тем более не уходить с ними; не садиться в чужие автомобили; не принимать от незнакомцев угощение и подарки.

По сути, сотрудница Следственного комитета напомнила об элементарных правилах безопасности, которые необходимо знать каждому ребенку. В случае нападения он не должен удерживать имущество, чтобы не стать жертвой более тяжкого преступления. Детям следует помнить, что заходить в подъезд с незнакомыми и малознакомыми людьми нельзя, так же как и, находясь дома, они не должны открывать дверь, не убедившись, что за ней находится близкий, хорошо знакомый человек.

– Это необходимо разъяснять родителям, педагогам, – продолжила Наталья Алексеева. – Следует предложить родителям незамедлительно сообщать в правоохранительные органы о совершении противоправных действий в отношении ребенка, в том числе со стороны сверстников, пускай, по их мнению, не слишком серьезных.

По этой проблеме в СКП подготовили письменное обращение в министерство образования области. Впрочем, первый серьезный шаг по усилению мер по обеспечению безопасности детей власти уже сделан. Татьяна Семейкина, председатель комитета по здравоохранению и социальной защите Законодательного Собрания Иркутской области, на встрече прокомментировала новый закон «Об отдельных мерах по защите детей от факторов, негативно влияющих на их физическое, интеллектуальное, психическое, духовное и нравственное развитие», который вступил в силу на этой неделе. Документ в частности устанавливает время, в которое ребенок не должен появляться на улице без родителей. В период с 1 октября по 31 марта – это время с 22 вечера до 6 утра. В летний период, с 1 апреля по 30 сентября, – с 23 вечера до 6 утра.

– Нужно, чтобы родители знали, что им грозит, если их дети будут находиться без присмотра. Когда такой ребенок будет выявлен и доставлен в одно из социальных учреждений, то родители помимо штрафа будут вынуждены возместить затраты на транспорт и пребывание ребенка в учреждении. Родителей придется приучать к порядку рублем. Но мы писали законопроект не для того чтобы наказать, а для того чтобы предотвратить возможные негативные последствия, – подчеркивает Татьяна Семейкина.

В муниципалитетах также будут созданы экспертные комиссии для определения мест, где дети не могут находиться одни. Как говорит депутат, данные ограничения – лишь одна из норм. В документе также предусматривается ответственность учреждений, например увеселительных, которые за нарушение закона будут платить штраф от 30 до 50 тысяч рублей. Да и в тех же школах, в уставы которых предстоит внести изменения, придется учитывать новые правила.

– В законопроекте прописаны не только запрещающие меры, но и меры организации образовательных, воспитательных, культурных мероприятий. Если мероприятие организуется, должен быть определен ответственный. Но роль семьи, родителей остается на первом месте. А у нас как часто бывает? Папа дома будет лежать на диване, а ребенок боится домой по темноте возвращаться из спортивной секции. Так ты встань, встреть своего ребенка, прогуляйся, для твоего же здоровья это хорошо будет, – утверждает депутат.

О детском телефоне доверия и ОБЖ

Впрочем, один только этот закон всей проблемы не решит, ведь порой детей приходится защищать даже от близких людей. Следователи СКП квалифицировали четыре группы преступников: незнакомые; знакомые, но живущие отдельно; проживающие совместно родственники или сожители родственников; родители.

Недавно был выявлен случай, когда отец, бывший сотрудник правоохранительных органов, в течение пяти лет насиловал свою дочь. «Непонятно, как это просмотрели школьные работники?» – недоумевают следователи. Участники обсуждения вообще не раз критиковали работу психологов в учебных учреждениях. Так, Наталья Алексеева считает, что они должны проводить постоянный мониторинг в классах по выявлению случаев жестокого обращения. Тем более, как утверждали на встрече представители общественных объединений, все методики давно уже разработаны.

– Мы понимаем, этим специалистам приходится много заниматься отчетностью. Но как школьный психолог может просмотреть, что ребенка насилуют дома? Он что, не работает с детьми? Есть простые тесты, проведя которые, можно быстро выяснить, какие у ребенка существуют проблемы. Мы студентов учим этим знаниям, а психологи и социальные работники, что ли, не знают этого? Тогда гнать их надо из школы, – выразила свою точку зрения Альбина Широбокова, президент Союза женщин «Ангара», член Общественной палаты Иркутской области.

Она рассказала о том, как работа по профилактике педофилии ведется в США. Там только на горячей телефонной линии работают около сотни специалистов-общественников, которые сотрудничают и с правоохранительными органами. Они не только отвечают на звонки ребят, но и просматривают сайты, где подозрение вызывают даже семейные фотографии, на которых ребенок снят в обнаженном виде. Но у нас пока даже постоянно действующего телефона доверия нет.

– Я много лет назад начинала работу в кризисном центре для женщин. Работала на горячей линии. Там была и детская линия, ребятишки туда звонили, она была очень востребована, – в свою очередь рассказала член Общественной палаты Иркутска и директор женского делового центра Оксана Кривощекова. – Нам нужны такие независимые кризисные центры. Но и школа однозначно должна работать в этом направлении. Мы не раз предлагали свои методики по социально негативным явлениям для уроков ОБЖ, но там обычно про ядерные взрывы говорят, а не про правила личной безопасности.

Просвещение требуется и в вопросах половой сферы. Пока ситуация складывается абсурдная. С одной стороны, на детей льется поток сексуальной информации самого разного толка, в первую очередь из Интернета, и защититься от нее очень трудно. С другой, тема полового воспитания в школах – табу. И не только в школах. Как сказал сексолог Леонид Рудов, даже в кандидатских и докторских диссертациях не принято употреблять термины «сексуальный» или «сексапильный», вместо этих слов обычно используется формулировка «репродуктивная функция»:

– По поводу полового воспитания вообще не хотят говорить: об этом не говорят в садике, в школе, в ПТУ, в институте – нигде. А если и говорят, то очень односторонне.

Слова сексолога подтверждает и психолог СУ СКП РФ по Иркутской области Анна Козулева. Она отмечает, что не только жертвы, но и сами несовершеннолетние преступники не всегда осознают противозаконность действий.

– Я разговаривала с 14-летним подростком, которого подозревают в совершении действий сексуального характера в отношении малолетней девочки. Его воспитывает бабушка, и окончил он всего шесть классов. Подросток признан вменяемым, но когда я спрашивала, неужели он не понимал, что совершал преступление, он искренне отвечал «нет», – говорит Анна Козулева.

Представители Следственного комитета в своем письме в министерство образования тоже обращают внимание на низкий уровень сексуального образования у детей и подростков. Так, по мнению Леонида Рудова, нужно создать специальный методический центр, где все программы прошли бы необходимую экспертную оценку.

Методики по половому просвещению в Иркутске есть

К слову, изобретать велосипед в случае создания подобного центра не пришлось бы. Методики есть у разных специалистов и организаций, просто, по выражению Альбины Широбоковой, «куски инфраструктуры пока существуют отдельно». Например, в областном центре в последние восемь лет занятия по половому просвещению проводил социально-психологический центр помощи детям и взрослым «Диалог». Его руководитель Владимир Литвинцев на заседании круглого стола рассказал об этом направлении деятельности:

– Из учебных программ был в свое время убран такой предмет, как этика и психология семейной жизни. Специалисты прекрасно знают, что ниша незаполненной не остается. Только какой она заполняется информацией? Это испорченный телефон, который ребята получают. Мы пошли другим путем. Разработали свою программу, которая прошла экспертизу и была внесена в банк данных управления образования. В этой программе были задействованы врачи и психологи Института репродукции человека.

Впрочем, по прошествии восьми лет финансирование этой программы было закрыто. Это не значит, что организация прекратила свою работу. На ее базе открыт «Ресурсный центр поддержки молодых семей», а благодаря сотрудничеству с Российским Фондом поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, сейчас представители «Диалога» проводят семинары на территориях, где опять же обучают школьных психологов. А вот тема полового воспитания снова оказалась пущенной на самотек.

– На конгрессе в Москве я видел, что подобных программ в стране достаточно. Мы могли бы просто делиться друг с другом опытом. Наши специалисты ездили на стажировку в США. Но я часто слышу от чиновников, которые говорят: «Вот вы несете чужую культуру, чужой менталитет. Зачем нам это нужно?» – считает Владимир Литвинцев.

С этим согласились все участники круглого стола. Татьяна Семейкина, например, предложила обратить внимание на открытие в скором будущем центров «Здоровье», которые могли бы стать и площадками для работы по половому просвещению. Людмила Храменова напомнила, что большую пользу может принести уполномоченный по правам ребенка в Иркутской области, вопрос об учреждении института детского омбудсмена в Прибайкалье сейчас тоже решается. Впрочем, о роли единого координирующего органа было решено поговорить на специальных общественных слушаниях с привлечением большего числа участников. То, что впервые эта тема будет обсуждаться широко, – главный итог заседания круглого стола, который и подвела представитель СКП Наталья Алексеева.

– Силы каждого государства не только в карающих, правоохранительных органах, но и в общественных организациях. И решить эту сложную проблему мы сможем только сообща.


Автор: Юлия Мамонтова
Фотограф: Лариса Федорова