Интернет – угроза? О роли глобальной сети в формировании поведения подростков говорили участники круглого стола


В шести убийствах и в шести покушениях на убийство подозреваются иркутяне Артем Ануфриев и Никита Лыткин. В течение нескольких месяцев они совершали нападения на жителей Академгородка, в том числе на женщин и детей. Как говорят следователи, на допросах подозреваемые не скрывают, что брали пример с других убийц, размещавших видеоролики своих преступлений в интернете, причем в открытом доступе. Расправу над своими последними жертвами сняли на видео и иркутяне, которых за то, что они, подражая банде так называемых днепропетровских маньяков, били своих жертв молотками по голове, прозвали «молоточниками». О своей тяге к насилию они говорили и в своих сообщениях, оставленных в социальных сетях. В рамках работы Общественного совета при Следственном управлении Следственного комитета РФ по Иркутской области состоялся круглый стол на тему «Интернет – угрозы, с которыми сталкиваются подростки. Методы борьбы с агрессией, исходящей из глобальной сети».

В дискуссии приняли участие: Олег Дубовец, заместитель руководителя СО по городу Иркутску СУ СК РФ по Иркутской области; Владимир Саловаров, старший помощник руководителя СУ СК РФ по Иркутской области; протоиерей Вячеслав Пушкарев, заведующий миссионерским отделом Иркутской епархии РПЦ, член Общественного совета при СУ СК РФ по Иркутской области; Наталья Савина, старший прокурор отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних прокуратуры Иркутской области; Алена Чернова, официальный представитель Центра по противодействию экстремизму ГУВД по Иркутской области; Борис Близнюков, генеральный директор ОАО «Деловая Cеть – Иркутск»; Сергей Шмидт, доцент кафедры мировой истории и международных отношений ИГУ, интернет-блогер; Елена Магонова, врач-психотерапевт амбулаторного психотерапевтического отделения ИО ПНД.  

В Приангарье будет принята долгосрочная целевая программа «Комплексные меры профилактики экстремистских проявлений» на 2012–2015 годы». Как заявил министр по физической культуре, спорту и молодежной политике Иркутской области Игорь Иванов, в настоящее время в региональном правительстве разрабатывается ее концепция, предусматривающая комплексные меры по профилактике экстремизма в Приангарье. Работа над документом ведется совместно с ГУ МЧС России по Иркутской области, ГУВД региона, Управлением ФСБ России по Иркутской области и общественными организациями.

– Программа поможет сформировать толерантное отношение в обществе, особенно в молодежной среде. Кроме того, усовершенствовать систему профилактики антиэкстремистской направленности и предупреждать экстремистские проявления, – подчеркнул министр.



Интернет и радикальные группировки – школа насилия

– В ходе просмотра некоторых роликов в сети интернет, подозреваемых Ануфриева и Лыткина заинтересовала история так называемых днепропетровских маньяков, совершивших 21 убийство. Ролики, где были сняты эти убийства, преступники из Днепропетровска размещали в интернете. Мы изучаем страницы, на которые ссылаются подозреваемые. На одной из них не далее, чем сегодня утром, я увидел кадры убийства бездомного мужчины – где живому человеку размозжают голову молотками, и все это находится в открытом доступе на страничке, связанной с деятельностью днепропетровских убийц. Именно после просмотра этих кадров Ануфриев и Лыткин решили повторить то, что делали «днепропетровские маньяки», и стали совершать нападения на жителей Академгородка, – Олег Дубовец рассказывает, с чего началась страшная история иркутских «молоточников».

В конце 2010 года спокойный Академический городок потерял покой. На улицах этого района Иркутска начали находить тела погибших с признаками насильственной смерти. На своих жертв преступники нападали с ножами, бейсбольными битами и часто с молотками, отчего и получили прозвище «молоточники». Кровавую цепочку убийств и нападений удалось прервать 5 апреля 2011 года. Тогда в правоохранительные органы обратился мужчина, дядя 18-летнего Никиты Лыткина, он принес флэш-карту с записью, где его юный родственник вместе с другом Артемом Ануфриевым пытаются расчленить тело убитой женщины. Оказывается, ранее у мужчины появились сомнения насчет поведения племянника, и в его отсутствие он пришел домой к Лыткину и обнаружил там эти съемки на видеокамере?

Одной из первых жертв «молоточников» был мужчина неславянской внешности. Поэтому встал вопрос, не националисты ли причастны к преступлениям? В какой-то степени это было правдой.

– Если Лыткин до задержания ранее никогда не попадал в поле зрения правоохранительных органов, то Ануфриев был в принципе хорошо известен. Он, начиная с 2008 года, позиционировал себя активным членом группировки скинхедов, известной своими праворадикальными взглядами. По сравнению с другими экстремистскими группировками, действующими в Иркутской области, она является наиболее активной и многочисленной, – комментирует Алена Чернова.

До 2009 года в Прибайкалье, по ее словам, совсем не регистрировались преступления экстремисткой направленности. В конце 2009 года сотрудники Центра по противодействию экстремизму ГУВД по Иркутской области выявили пять фактов совершения экстремистских преступлений. А в 2010 году эта цифра выросла до 11. При этом девять было совершено скинхедами. Один из них, Евгений Панов, сейчас осужден на два с половиной года лишения свободы за избиение молодых людей по мотивам идеологической ненависти и вражды. И если до 2010 года сотрудники Центра по противодействию экстремизму не сталкивались с преступлениями со смертельным исходом, то уже в начале 2011 года во взаимодействии с сотрудниками Следственного комитета были раскрыты два убийства граждан Узбекистана и Кыргызстана. Сейчас уголовное дело расследуется, в качестве подозреваемых выступают скинхеды.

И хотя напрямую к тому же Ануфриеву это дело не относится, оно дает определенную пищу для размышлений.

– Ануфриев отошел от скинхедов, но его ненависть, которая раньше выражалась только по отношению к людям другой национальности, трансформировалась в ненависть ко всему окружающему миру, ко всему живому. Вследствие этого он нападал на людей вне зависимости от их национальностей, рас, социальной принадлежности. Среди потерпевших оказались женщины и дети, – продолжает Алена Чернова.



Агрессивная среда порождает убийц

В свою очередь Олег Дубовец заметил, что еще одним примером подражания для Лыткина и Ануфриева стала группировка «Магия крови» под предводительством 22-летнего Константина Шумкова, который создал банду из 14–15-летних подростков. В 2008 году они жестоко убили в Ново-Ленино пятерых бездомных стариков.

– В дальнейшем подозреваемые Ануфриев и Лыткин снова обращались к интернету, на этот раз им понравилась группа Шумкова. Напомню, молодые люди под руководством Шумкова нападали на бомжей в Ново-Ленино, убивали их, расчленяли и части тела разбрасывали в общественных местах, в частности возле школ, тем самым пытаясь привлечь к себе внимание. Они не афишировали свои личности, но смотрели, какая будет реакция на их деяния. По версии следствия, во время совершения двух последних преступлений Ануфриев и Лыткин, непосредственно подражая Шумкову, пытались расчленить трупы убитых ими людей, чтобы потом также разбросать части тел на территориях школ, где они сами учились. В целом подозреваемые дают показания о том, что они «подпитывались» через СМИ и интернет, – резюмировал Олег Дубовец.

Сейчас следователи внимательно изучают эти источники «подпитки», в том числе и страницы социальных сетей, где подозреваемые общались со своими единомышленниками. С ними, по словам представителей Следственного комитета, также будет проведена работа.

– Один из друзей Ануфриева по переписке на закрытой страничке социальной сети «В контакте», в частности, писал такие слова: «Ярость гигантской огненной волной, как правило, внезапно нарастает, тело будет в пульсирующей ненависти. Гнев, тьма, хладнокровие. Я ненавижу этот гнилой мир с его гнилым отребьем. Я желаю перерезать вам горло, это я и сделаю. Трупы, огонь, кровь, слезы, жертвы. Наш час наступил», – процитировал Владимир Саловаров.

Сейчас идет сбор характеризующих данных для проведения судебно-психиатрической экспертизы подозреваемых, предстоит выяснить степень вменяемости Ануфриева и Лыткина. К слову, тот же Шумков хоть и говорил, что ему нравится смотреть, как умирают убитые им люди, тем не менее, был признан вменяемым и получил 25 лет лишения свободы. Тяга к насилию не лишила его рассудка, но определила негативное развитие его личности. Похоже, то же самое касается и фигурантов дела «молоточников». Откуда же берется в таких людях столь сильная злоба? Оказывается, что антисоциальное поведение, возбудимость, эмоциональная неустойчивость – все это может характеризовать вменяемого человека, но при этом психопата, а агрессивная внешняя среда стимулирует в нем тягу к насилию.

– Как это проявляется в реальной жизни? В семье могут быть жесткие взаимоотношения. Далее ребенок приходит в детсад и встречается там с агрессивными детьми, после – в школе, да и отношения с педагогами нередко авторитарные, не лишены агрессии. Приходя домой, дети, подростки заходят в интернет, а там, пожалуйста, все, что угодно – порно, насилие, сетевые агрессивные игры. А если включить телевизор, там – криминальные сериалы, чрезвычайная хроника и прочее. В итоге получается, что человек, все время соприкасаясь с агрессией, начинает рассматривать ее как норму, а не как общественное зло, – утверждает врач-психотерапевт Елена Магонова.

Добавляют проблем и различные виды зависимостей. В последнее время к алкоголизму, наркомании и прочим добавилась и интернет-зависимость. Больше всего ей подвержены подростки и молодежь. По словам психотерапевта, иногда избавить от тяги к компьютеру удается только с помощью специалиста.

– К нам приходят родители, приводят своих детей, чаще всего сыновей, и рассказывают следующее: «Ребенок перестал общаться, стал замкнутым, проводит у компьютера много времени днем и ночью. Он мало спит, перестал учиться, а когда мы пробуем его оттащить от компьютера, то ребенок начинает раздражаться, конфликтует». При этом родители добавляют: «С одной стороны, хорошо, что сын находится дома, не выпивает, не употребляет наркотики. С другой – он выпал из реального мира. Как правило, там он играет, опять же в агрессивные игры и общается все время в социальных сетях».

Отрадно, когда родители обращают внимание на такое поведение детей. В случае же Лыткина и Ануфриева оба подростка росли в неполных семьях (так же, кстати, как и члены банды Шумкова). Матери же либо не хотели, либо не могли уделять много внимания сыновьям.



Безопасный, «детский» интернет интересует максимум 10% пользователей

В эфире программы «Пусть говорят», которая была посвящена делу иркутских «молоточников», мать одного из подозреваемых просила у людей прощения. Но одна ли она виновата в том, что ее сын стал монстром? Как известно, при желании любой человек, в том числе и ребенок, может зайти на какую угодно страницу всемирной сети. Причем даже в школе. Об этом, в частности, говорят проверки, которые в 2010 году проводила прокуратура Иркутской области в разных территориях региона. Тогда были выявлены многочисленные нарушения федерального закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», согласно которому на школьных компьютерах должна стоять защита от опасных для детей сайтов.

– У нас в рамках национального проекта «Образование» в 2006–2007 годах началось подключение школ к интернету. Изначально в компьютерных сетях учебных учреждений были установлены защитные фильтры. Контентная фильтрация препятствовала доступу пользователя на сайты, не совместимые с целями образования и воспитания детей. В ходе работы с интернетом по ряду причин – где-то были сбои сети, отключения электричества – выход в интернет прекращался, потом неполадки устраняли, а восстановление фильтров не производилось, – пояснила представитель прокуратуры Иркутской области Наталья Савина. – В ходе наших проверок выяснилось, что при отсутствии средств контентной фильтрации, когда в поисковое окно вбиваются определенные фразы, например, «как стать скинхедом», «как сделать бомбу» и прочее, открывались окна, которые доступны для просмотра. Кроме того, было установлено, в частности, прокурорами районных прокуратур Иркутска, что открываются сайты с материалами, которые включены в федеральный список экстремистских материалов. То есть то, что запрещено на федеральном уровне, было доступно школьникам Иркутска. Такие же факты были выявлены в учебных учреждениях Нижнеудинска, Аларского, Боханского, Усольского районах и других территорий.

А что тогда говорить о домашних компьютерах? По словам Бориса Близнюкова, к услуге «детский интернет», с помощью которой устанавливаются ограничения на пользование всей информацией, в Иркутске обращаются не более 10% пользователей.

– Вы как провайдер способны повлиять на то, какую информацию можно допустить к пользователям, а какую нет? – поинтересовались участники круглого стола у директора ОАО «ДСИ».

– Я могу какой-то определенный сайт закрыть. Примерно раз в неделю мне приходят письма из правоохранительных органов о необходимости закрытия того или иного сайта. Я это делаю. Но с технической точки зрения понимаю, это неэффективно, и спустя день удаленная страница появится где-то в другом месте. Провайдер – это фактически транспортная труба, грубо говоря, «водопровод». Методы противодействия, которые предлагаются, – все из прошлого мира, запретить что-то не получится, нужна информационная грамотность, – считает Борис Близнюков.

– Однако, по моему мнению, провайдер, в конце концов, должен нести ответственность за распространение кадров реальных убийств и прочей запрещенной информации в интернете, – в свою очередь отметил Владимир Саловаров.

На сложности работы с интернетом уповала и официальный представитель Центра по противодействию распространения экстремизму ГУВД по Иркутской области Алена Чернова.

– Мониторинг интернета нашими сотрудниками осуществляется, но здесь есть сложности, в том числе правовые. Для того чтобы запретить тот или иной сайт, нужно решение суда. Чтобы признать тот или иной видеоролик или какую-либо информацию, размещенную на сайте экстремистской, либо призывающей к насилию, должно быть обязательно заключение эксперта, предоставлены результаты его исследования.



Вопрос открытости интернета остается открытым

Тема ограничений доступа к информации в интернете вызвала большую дискуссию на круглом столе. Вот что по этому поводу сказал, в частности, Сергей Шмидт:

– Я хотел бы всех успокоить потому, что не все так плохо. Я помню своих школьных учителей, представителей старшего поколения, которые считали, что балахоны Пугачевой – это разрушение всех моральных устоев общества. И я представляю, если им показать то, что мы видим сейчас ежедневно, то они бы просто не поверили, что общество может после этого существовать. Но оно ведь существует.

Что делать? Вот главный вопрос. Я бы не хотел, чтобы эта сфера, может быть, за какими-то исключениями, связанными с показами реальных убийств, подвергалась каким-то запретам поскольку, когда на меня наезжают иностранцы, как на гражданина России, со словами, что у нас что-то не то с правами человека, свободой слова, конкурентной политикой, я всегда говорю: «Зато у нас 13-процентный подоходный налог – меньший, чем во всем вашем либеральном мире, и интернет не подвергается цензуре. И говорю с некоторой гордостью, что мы не Китай, не КНДР. Идеальная ситуация, по-моему, будет, когда сложится некое общественное давление на слой провайдеров, которые, конечно, понимают, что «зеленую стену», как в Китае, можно обойти, но лучше закрутить какие-то гайки своими силами, проводить самоцензурирование, чем дожидаться, когда этим займется государство.

По большому счету об этом же говорил и президент России Дмитрий Медведев. «?Интернет – это сила, которая может быть конструктивный, полезной, а может быть деструктивной и способной разрушить общественные системы, нанести прямой вред здоровью и жизни людей», – сказал Медведев на встрече с активом «Единой России». В качестве примера он привел проблему, связанную с распространением в интернете советов по изготовлению наркотиков.

«Такие вещи требуют повышенного внимания со стороны государства, как и рецепты изготовления взрывчатых веществ. Но задача усложнена тем, что здесь можно впасть в другую крайность – зарегулировать все так, что мы получим не свободное пространство, а жесткую, весьма зарегулированную государством среду, а нам это не нужно, потому что сила интернета – в его свободе. И как это совместить – это, может быть, тот вопрос, над которым придется биться еще не одному поколению людей и не только в нашей стране? В данной ситуации нужно действовать разумно. Бессмысленно отключать ресурс, хотя блокировать экстремистские сайты, призывающие к насилию, необходимо», – подчеркнул Медведев.

Итоги заседания круглого стола по-своему подвел протоиерей Вячеслав Пушкарев:

– Эта проблема одновременно и духовная, и телесная, и душевная – всеобъемлющая. Люди в России стали страшно внушаемыми, и самоцензура здесь вряд ли поможет. Сегодня люди консолидируются, зло увеличивается. Взять тех же Ануфриева и Лыткина, каждые по одиночке на убийства, может, и не пошли бы, но вдвоем, подпитывая друг друга, они на это решились. К сожалению, людей, психически неуравновешенных, очень много. И нам, думаю, надо вспомнить опыт советской власти. Она, на мой взгляд, нашла золотую середину, пошла примеру по апостола Павла, который сказал: «Не напрасно меч носит». А если носит, значит, должен применять. Советская власть, активно используя методы словесного убеждения, соединяла их с запретительными методами тоталитарного общества. Мы создаем другое общество, но опять же в системе этого союза – новой духовной базы – для меня это ценности, проповедуемые православием, и сильнейшего государства, которое бы занималось мониторингом ситуации и устраняло бы недостатки?

Между тем в истории иркутских «молоточников», подозреваемых в шести убийствах, глобальная сеть продолжала играть свою значимую роль и после их задержания 5 апреля. Была заблокирована страница, где некие люди создали сообщество под лозунгом: «Группа для тех, кто желает помочь Артему Ануфриеву или просто для сочувствующих его деятельности». Месяц назад в этой группе поддержки было 42 человека?

Автор: Юлия Мамонтова

Общественно-политическая газета "Областная". 11 мая 2011 г.